Бобровый плач вознесенский анализ



Поэзия А. А. Вознесенского

А. А. Вознесенский родился в 1933 году. В 50-е годы XX века в литературу вступило новое поколение поэтов, чье детство совпало с войной, а юность пришлась на послевоенные годы. Это пополнение нашей поэзии развивалось в условиях бурных перемен в жизни, растущего самосознания народа.

Вместе с поэтами старшего и среднего поколений молодые авторы стремились чутко улавливать запросы развивающейся жизни и литературы и в меру сил отвечать на них. В. Соколов и Р. Рождественский, Е. Евтушенко и А. Вознесенский и многие другие в своих темах и жанрах, образах

Поэт с каким-то удивлением признается сам себе: “Вижу как будто впервые озеро красоты русской периферии”.
Впервые стихотворения Андрея Вознесенского были опубликованы в “Литературной газете”. В 70-е годы вышли сборники стихов: “Тень звука”, “Взгляд”, “Выпустите птицу”, “Соблазн”, “Избранная лирика”.
Вознесенский работает над произведениями большой поэтической формы, им написаны поэмы “Лонжюмо”, “Оза”, “Лед-69”, “Андрей Палисадов” и др. Его поэмы естественно вырастают из его стихотворений и возвышаются среди них, как деревья среди кустов. Эти поэмы стремительны, образы не застревают на быте и скрупулезной описательности, не хотят буксовать.

Пространство дается в полете: “ночной папироской летят телецентры за Муром”. В центре внимания – Время (с большой буквы), эпическое Время:
Вступаю в поэму,
как в новую пору вступают.
Так начинается поэма “Лонжюмо”.
Реакция поэта на современное, жизненно важное – мгновенна, безотлагательна, скорая помощь и пожарная команда его слова – круглосуточны и безотказны. Болевое, человечное, пронзительное решительно и отчетливо характеризует творчество поэта.
Все прогрессы реакционны,
если рушится человек.
“Оза”
Андрею Вознесенскому принадлежат также статьи по вопросам литературы и искусства.
Поэт много занимается живописью, ряд его картин находится в музеях.
В 1978 году в Нью-Йорке ему была присуждена премия Международного форума поэтов за выдающиеся достижения в поэзии, в том же году за книгу “Витражных дел мастер” Андрей Вознесенский удостоен Государственной премии СССР.
Стихи Вознесенского полны звуковой энергией. Звуки льются легко, непринужденно и – что всего важнее – осмысленно. Это не бездумная игра в словеса, а постоянный молодой прорыв к смыслу, к сути…

Источник

Андрей Андреевич Вознесенский (12.05.1933)

ндрей Вознесенский относится к генерации поэтов «шестидесятников», чье дет­ство опалила война и которое заявило о себе вслед за поэтами, прошедшими вой­ну или солдатскую службу в годы войны — Николаем Старшиновым, Борисом Слуц­ким, Евгением Винокуровым, Егором Исаевым, Юлией Друниной, Николаем Тряпки-ным, Виктором Боковым и другими поэтами. Вместе с А. Вознесенским в поэзию 1960-х годов пришли Евгений Евтушенко, Владимир Соколов, Александр Кушнер, Роберт Рождественский, Владимир Цыбин, Николай Рубцов, Белла Ахмадулина, Глеб Горбов-ский и другие.

Творчество Андрея Вознесенского занимает особое место в литературном процессе многозначностью образов, глубиной ассоциаций, сложностью поэтической формы.

Многие литературоведы и критики справедливо отмечали, что А. Вознесенский ни на кого не похож и своеобычностью иногда даже задорно бравирует, эпатируя читате­ля. Николай Асеев подчеркивал родственность А. Вознесенского В. Маяковскому: «. уж если отыскивать черты родоначального поэтического свойства, то это больше все­го напоминает стилистическую манеру В. Маяковского: тот же неуспокоенный, вне-традиционный стих, то же стремление выразить мысль своими средствами, не заим­ствуя их у других, свободное обращение со строкой в ее ритмическом и синтаксиче­ском разнообразии».

Андрей Вознесенский родился в Москве в 1932 году, в 1957 году окончил Москов­ский архитектурный институт. Поэтические сборники А. Вознесенского — «Парабола»(1960), «Мозаика»(1960), «Треугольная груша»(1962), «Антимиры»(1964), «Ахилле­сово сердце»(1966), «Тень звука»(1970), «Витражных дел мастера»(1978), «Прорабы духа»(1984), «Аксиома самоиска» (1990), «Гадание по книге»

(1995). В 1982 году в издательстве «Художественная литература» вышло собрание сочинений А. Вознесенского в трех томах. В 1978 г. за книгу «Витражных дел мастеpa» поэт был удостоен Государственной премии СССР.

Первые произведения поэта привлекают свежим и радостным восприятием жиз­ни, неуемной энергией молодости.

От плотской забавы гудела спина, от плотницкой бабы, пилы, колуна. <. > А он только крякал, упруг и упрям расставивши краги, как башенный кран.

(«Баллада работы»)

В стихотворениях Вознесенского воспевается творческое начало в человеке, ра­дость работы, оптимистическое мироощущение. Современные строители сравнива­ются с Магелланом, Колумбом — открывателями новых миров:

В этом пристальном крае, отрицатели мглы, мы не ГЭС открываем — открываем ми­ры. И стоят возле клуба, описав полукруг, Магелланы, Колумбы Из Коломн и Калуг. («Репортаж с открытия ГЭС»)

Свежо и остро звучали сатирические обличительные стихотворения А. Вознесен­ского («Елена Сергеевна», 1958; «Ода» сплетникам», 1958; «Бьют женщину», 1960). Уве­ренно и резко отвергал молодой поэт несовместимые с красотой жизни принципы эгоизма и жестокости, жадности и тупости. В стихотворении «Прощание с Политех­ническим» (1962) Политехнический музей предстает как духовный центр, посетители которого не приемлют зла в любом обличье:

Политехническиймоя Россия!ты очень бережен и добр, как бог, лишь Маяковского не уберег. Поэты падают, дают финты меж сплетен, патоки и суеты.

(«Прощание с Политехническим»)

«Спрос» к человеку остро звучит и в «Потерянной балладе»(1962). Тематически это произведение связано и с поэмой «Оза»(1964), и с «Плачем по двум нерожден­ным поэмам».«Потерянная баллада» — это философское, медитативное произведение, в котором четко проявляется гражданская позиция поэта — быть сопричастным к судь­бе своего края, быть сопричастным к судьбам людей. В ней сказалось развитие А. Воз­несенским некрасовских традиций — «Человек создан быть опорой другому, потому что ему самому нужна опора». Этическая позиция А. Вознесенского в балладе выраже­на в строках стихотворения:

В нас влетают, как семена, чьи-то судьбы и имена. Это Переселение Душ. В нас вторгаются чьи-то тени, как в кадушках растут растенья.

Неравнодушие, ответственность за человека, забота о любимой побуждают лири­ческого героя предостеречь:

Ненайденыш мой, ненайденыш! Потерять себя — не пустяк вся бежишь, как вода в горстях.

(«Потерянная баллада»)

Поэзия А Вознесенского характеризуется остротой постановки проблем современ­ности, что выражено в поэтической формуле: «Какое время на дворетаков Мессия». Болевую реакцию на проблемы современности — истончение человеческих связей, одиночество стариков и старух, ощущение покинутого и забытого всеми человека — А.

Вознесенский неоднократно воспроизводил в своих произведениях так же, как он с щемящей грустью сделал это в коротком пятистишии без рифм и без ясно ощутимого метра, напоминающим по жанру танку, — древнюю национальную форму пятистроч­ного стихотворения в японской поэзии:

Матери сиротеют. Дети их покидают. Ты мой ребенок, мама, брошенный мой ребенок.

В поэмах «Оза», «Лонжюмо» (1962-1963), в циклах заграничных стихов «Монолог МэрлинМонро» (1963), «Париж без рифм» (1963), «Монолог битника»(1961) А. Возне­сенский пишет о разрыве цивилизации и культуры, раздумывает о будущем планеты. В афористичной форме завершается в поэме «Оза» спор о проблеме человека и про­гресса:

Все прогрессыреакционны, если рушится человек.

Этические представления поэта выражает и афоризм:

Не купить нас холодной игрушкой, механическим соловейчиком! В жизни глав­ное — человечность.

В гротескной форме поэт отвергает мир торгашества, обесчело-веченный, роботи­зированный:

некогда думать, некогда в офисы — как в вагонетки, есть только брутто, нетто -быть человеком некогда!

Приговор поэта — отрицание мира «аукционов», «псевдопрогресса»:

Будь же проклята ты, громада программированного зверья.

Как антитеза роботизированному миру, миру «атомного циклотрона», которым ав­тор стремится придать душу, в поэме предстает другой образ — естественного мира, че­ловеческой души, живущей в гармонии с ним. На вопрос скептика: «А может, милый друг, мы впрямь сентиментальны? И душу удалят, как вредные миндалины?» — поэт отвечает:

Лишь одно на земле постоянно, словно свет звезды, что ушла, — продолжающееся сиянье, называли его душа.

Как объяснение в любви к своей земле звучат в поэме «Оза» строки:

Край мой, родина красоты, край Рублева, Блока, Ленина, где снега до ошеломления завораживающе чисты.

Современное мироощущение человека, противоборство «соли земли» и «сора зем­ли» прослеживается и в стихотворении «Антимиры».Плацдармом борьбы, как и в по­эме «Оза», в стихотворении являются души людей.

Таким образом, феномен поэзии А. Вознесенского заключается в призыве к челове­ку защитить все прекрасное в окружающем нас мире от жестокости, равнодушия, черствости. Об этом поэт говорит своему читателю в стихотворениях: «Первый лед» (1959), «Охота на зайца» (1963), «Монолог Мэрлин Монро» (1963), «Эскиз поэмы»(1965). Поэт негодует по поводу собственнических инстинктов торгашей от искусства, топчущих и чистоту чувств, и красоту реального мира, унижающих честь и достоин­ство человека.

. невыносимо, когда раздеты во всех афишах, во всех газе­тах, забыв, что сердце есть посередке, в тебя завертывают селедки.

(«Монолог Мэрлин Монро»)

Преемствуя традиции великой русской литературы, поэт ратует за высокие духов­ные ценности, за человека честного, совестливого, цельного, за «человека чести», ко­торого воспевал А. С. Пушкинв «Капитанской дочке».В стихотворении «Есть рус­ская интеллигенция»(1975) «порокам», «извечной дури», «индифферентной массе»

противопоставлены истинные интеллигенты, «пророки» отечества, привносящие в жизнь совесть и честь:

Есть русская интеллигенция. Вы думали — нет? Есть. Не масса индифферентная, а совесть страны и честь.

Глобальная метафора «ностальгии по настоящему» в художественном мире А. Воз­несенского воспринимается как принятие эстафеты Серебряного века русской литера­туры с его ожиданием «шестого чувства» (Н. Гумилев), как призыв к реализации нераскрытых возможностей:

Я не знаю, как остальные, но я чувствую жесточайшую не по прошлому носталь­гию — ностальгию по настоящему.

На обложке поэтического сборника А. Вознесенского «Ахиллесово сердце»изобра­жена кардиограмма. Трудно представить себе лучший образ, чтобы понять феномен его поэзии. «Ахиллесово сердце» поэта — легко ранимое, уязвимое, незащищенное -остро реагирует на жестокость и несправедливость, откликается на все горести и боль.

Читайте также:  Сдать общий анализ мочи волжский

Основанная на документальных материалах поэма А. Вознесенского «Ров»(1986) рассказывает о чудовищных актах вандализма над могилами советских бойцов, вос­производит страшные по своему цинизму и жестокости факты мародерства в захоро­нениях расстрелянных фашистами мирных жителей, военнопленных, подпольщиков Симферополя в поисках золотых колец, украшений, золотых коронок.

В поэме, состоящей из прозы и стихов, повествование неоднократно прерывается авторским риторическим вопросом: «Ты куда ведешь, ров?».

Не оставляет без внимания поэт и тему взаимоотношения человека с природой -важнейшую в русской литературе как XIX, так и XX, начала XXI века. Мысль о вели­чайшей ответственности человека за «немое горе вселенной» (А. Платонов)раскрыва­ется поэтом в гротескном, парадоксальном, трагедийно-экспрессивном ключе в стихо­творениях: «Бобровый плач», «Песнь вечерняя», «Роща»:

Не трожь человека, деревце, костра в нем не разводи. И так в нем такое делается -боже, не приведи!

Природа осмысляется автором как живое существо, нуждающееся в защите челове­ка («Кузнечик», «Реплика в экологической дискуссии», «Роща»). Стихотворение «Ро­ща»остротой постановки проблемы сопоставимо со страстными строками старшего современника А. Вознесенского — поэта Леонида Мартынова:

И твердит Природы голос: «В вашей власти, в вашей власти, Чтобы все не расколо­лось. На бессмысленные части!» («Слышу я природы голос. », 1965)

Лирика Вознесенского — страстный протест против любых форм порабощения чело­века человеком. В стихотворении «Бьют женщину»(1960) поэт славит женщину, со­хранившую в самых античеловеческих обстоятельствах свой душевный свет, и холод­ным презрением клеймит ее обидчика:

. Она как озеро лежала стояли очи как вода и не ему принадлежала как просека или звезда.

Особое место в творчестве поэта занимает любовная лирика. Любовь в понимании А. Вознесенского, — это активизация всех духовных сил человека, укрепление его свя­зей с миром:

Нас зовет к невозможнейшему любовь! А бывает, проснешься — в тебе звездопад, тополиные мысли и листья шумят.

(«Баллада яблоня», 1965)

Строки баллады — «Как женщины пахнут яблоком»перекликается со стихотворе­нием И. Северянина «Весенняя яблоня»(1910):

. Когда на озеро слетает сон стальной, Бываю с яблоней, как с девушкой больной. И, полный нежности и ласковой тоски, Благоуханные целую лепестки.

Любовная тема — одна из определяющих и в поэме «Оза».«Слушаю дыхание твое», — говорит лирический герой; это становится основной мотивацией его чувств и действий: он должен защитить хрупкую любовь от мира агрессии, ведь его любимая, как и все мироздание, состоит из атомов, которые легко можно разрушить. «Дай тебе не ведать потрясений», — просит судьбу герой. Обращаясь к грозному миру, он молит:

«Вы, микробы, люди, паровозы, умоляю! — / бережнее с ней».

На поэтике А. Вознесенского отразились его знания как архитектора. Его произве­дения «архитектурные, характеризуются четкой композиционной выстроенностью. Особый отпечаток носит ритмический рисунок стиха, в кульминационных моментах поэт прибегает к «рельефности», усиливая или приглушая звук, ударениями выделяя лексику, несущую особую смысловую нагрузку. Например, в поэме «Оза» мысль о вы­соком напряжении чувств влюбленного в местах особого эмоционального всплеска выделяется логическими ударениями:

Если боли людей сближают, то на черта мне жизнь без боли? Или, может, беда блуждает не за мной, а вдруг за тобою? <. > для меня важнейшее самоеКак тебя уберечь теперь!

А. Вознесенский часто использует панторифму — внутреннюю рифму в стихотворе­нии или в части его, что придает лирике особую эмоциональную окраску. Например:

Холод, хохот, конский топот да собачий звонкий лай. Мы, как дьяволы, работали, а сегодня — пей, гуляй! Гуляй! <. > Мимо ярмарок, где ярки яйца, кружки, караси. По соборной, по со­больей, по оборванной Руси — эх, ecu! — только ногиуноси!

(«Мастера», 1959)

Поэт прекрасно слышит звук улицы и леса, улавливает звуки жизни и передает это, используя эвфонию, — звуковые повторы, которые, перекликаясь, придают особую интонацию его лирике. Так, в «Мастерах» аллитерация и ассонанс создают слуховое ощущение тревожного набата колокола, особенно усиливающегося в финале 6-й гла­вы и несущего в себе элемент плача, причитания, свойственного обрядовой народной поэзии:

Завтра новый день рабочий грянет в тысячу ладов. Ой вы, плотнички, пилите тес для новых городов. Го-ро-дов? Может, лучше — для гробов.

Своеобразие стилю А. Вознесенского придают также необычные сравнения и мета­форы. В его поэзии все действительно сравнивается со всем. Так, например, совы срав­ниваются с Кижами — «Спят Кижи, / как совы на нашесте» («Киж-озеро»);грусть срав­нивается с вишневой косточкой: «В Париже вы одни всегда / хоть никогда не в одино­честве, /ив смехе грусть, как в вишне косточка» («Париж без рифм»).Удачным явля­ется и сравнение абриса балерины Майи Плисецкой с «летящими египетскими конту­рами», а «балет рифмуется с полетом» («Портрет Плисецкой»).Особую образность придает поэзии и сравнение мчащихся мотоциклистов с дьяволами: «мотоциклисты в белых шлемах, как дьяволы в ночных горшках» («Париж без рифм»),сравнение — «из псов, как из зажигалок, светят тихие языки» («Охота на зайца»)и многие другие.

Ряд сравнений Вознесенского носит глубокий ассоциативный характер, придаю­щий его поэзии зрелость философского трактата. Так, казалось бы, случайное сравне­ние мрака и мамонта в поэме «Мастера» — «сквозь белый фундамент трава прорастет. / И мрак, словно мамонт на землю сойдет» — вызывает мысли о рассказе Е. Замятина «Пещера»(1926), в котором автор описывает социальную катастрофу послереволюци­онной России: во мраке и холоде герои рассказа подавлены «огромной, ровной посту­пью какого-то ма-монтейшего мамонта».

Творческий путь А. Вознесенского характеризуется стремлением к художественно­му обновлению, поисками своих путей в модернизме, в неведомом поэтическом про­странстве. Его привлекают смежные искусства — живопись, театр, музыка. Желанием объединить поэзию и графику вызвано появление сборника «Изопы»— опыта «визу­альной поэзии».

А. Вознесенский так объясняет мотивы своего обращения к визуальной поэзии: «Изопы — это опыт изобразительной поэзии. В противовес эстрадной, чтецкой поэзии (ЧП) я попытался — чем черт не шутит! — написать „только для глаз». Если ЧП вбирает в себя черты актерства и роднится с музыкой, то изопы соединяют слова и графику, становятся структурами». И далее, ссылаясь на традиции древних обрядовых песнопе­ний, поэт аргументирует свой выбор: «Древние обрядовые песнопения на Руси писа­лись в виде акростиха и назывались краегласием. Таким образом, рисунок приобрета­ет звуковое выражение. <. > Мне тоже захотелось порисовать словами, превратить словесную метафору в графически зримую».

Изобразительность стиха подчас соединяется в поэзии А. Вознесенского с музы­кальностью. Поэма «Авось»положена на музыку композитором А. Рыбниковым. В 1974 году поэт пишет оперу-детектив «Дама треф». Одним из популярнейших постано­вок Театра на Таганке под руководством Ю. П. Любимова был и остается спектакль Вознесенского «Антимиры».

Итак, Андрей Вознесенский сумел выразить в своей поэзии страстную веру в чело­века, в гуманные ценности, воспеть радости жизни:

Чудо житьнеобъяснимо. Кто не жилчто спорить с ними?!

Вопросы и задания для самостоятельной работы

1. Как, на ваш взгляд, проявилось отношение А. Вознесенского к традициям рус­ской поэзии? Какова его роль в обновлении современной поэзии?

2. На материале стихотворений А. Вознесенского проследите, какую роль играет метафора в его поэзии?

3. Как раскрывает А. Вознесенский тему творчества в стихотворении «Плач по двум нерожденным поэмам»?

4. Прослушайте оперу «Юнона и Авось» композитора А. Рыбникова, написанную на поэму А. Вознесенского «Авось». Какие мысли рождают у вас образы поэмы?

5. Раскройте роль метафоры «ахиллесово сердце» в стихотворении «В дни неслы­ханно болевые. » в контексте всего творчества А. Вознесенского.

6. Напишите сочинение на тему: «В жизни главное — человечность. » Гуманизм по­эзии А. Вознесенского».

1. Вознесенский А. А. Собр соч.: В 3 т. — М., 1983.

2. Кожинов В. Стихи и поэзия. — М., 1980.

3. Михайлов А. Образ мира в поэзии Вознесенского // Вознесенский А. Избранная лирика.-М., 1979.

4. Озеров Л. Андрей Вознесенский и его поэзия // Вознесенский А. Собр. соч.: В 3 тт. Т. 1.-М., 1983.

Источник

Творчество А.А. Вознесенского. Жанровое и поэтическое своеборазие. — Лекции по русской литературе XX века (1940 – 1985)

А. А. Вознесенский родился в 1933 году. В 50-е годы в литературу вступило новое поколение поэтов, чье детство совпало с войной, а юность пришлась на послевоенные годы. Это пополнение нашей поэзии развивалось в условиях бурных перемен в жизни, растущего самосознания народа, месте с поэтами старшего и среднего поколения молодые авторы стремились чутко улавливать запросы развивающейся жизни и литературы и в меру сил отвечать на них. В. Соколов и Р. Рождественский, Е. Евтушенко и А. Вознесенский и многие другие в своих темах и жанрах, образах и интонациях, обратившись к разным художественным традициям, стремились воплотить черты, духовного облика современного человека, его тягу к напряженному раздумью, творческому поиску, активному действию.

Творчество Андрея Вознесенского развивалось сложным путем. Незаурядная талантливость поэта, поиски им новых возможностей поэтического слова сразу привлекли внимание читателей и критики. В его лучших произведениях 50-х годов, таких, как поэма “Мастера”(1959), стихи “Из сибирского блокнота”, “Репортаж с открытия ГЭС”, передана радость работы, оптимистическое жизнеощущение человека-творца. Лирический герой Вознесенского полон жажды действовать, творить:

Я со скамьи студенческой

Мечтаю, чтобы зданья

Взвивались в мирозданье!

Однако порою в то время ему недоставало гражданской зрелости, поэтической простоты. В стихах сборников “Парабола”’ и “Мозаика” (I960) энергичные интонации и ритмы, неожиданная образность и звукозапись местами оборачивались увлечением формальной стороной стиха.

Поэт Сергей Наровчатов, анализируя книгу Андрея Вознесенского “Витражных дел мастер”, проследил связь между ее поэтикой и искусством витража. Как известно, связь между литературой и изобразительным искусством давняя, но в наши дни это “содружество муз” еще более укрепилось.

Читайте также:  Анализ совместимости натальной карты

В стихах А. Вознесенского “Роща”, “Бобровый плач”, “Песнь вечерняя”, “Не трожь человека, деревце. Не бей человека, птица!” — в этих нагнетаемых обращениях-повторах до предела заострена мысль о том, что, разрушая окружающую природу, люди губят и убивают лучшее в себе самих, подвергая смертельной опасности свое будущее на Земле. В творчестве Вознесенского заметно усиливаются нравственно-этические искания. Поэт сам ощущает острую необходимость обновления прежде всего духовного содержания поэзии. И выводом из этих раздумий становятся следующие строки о жизненном назначении искусства:

Есть высшая цель стихотворца —

Ледок на крылечке оббить,

Чтоб шли обогреться с морозца

И исповеди испить.

Эти порывы и устремления прозвучали в книгах “Дубовый лист виолончельный” (1975) и “Витражных дел мастер” (1976): “Тоскую о милых устоях”. Они обусловили и появление иных мотивов, образных штрихов и деталей, например в восприятии природы. Отсюда— “Милые рощи застенчивой родины (цвета слезы или нитки суровой). ”; “Груша заглохшая, в чаще одна, я красоты твоей не нарушу”; “Сосны цветут — свечи огня спрятав в ладони будущих шишек. ”; “Виснут черемухи свежие стружки . ”. Поэт с каким-то удивлением признается сам себе: “Вижу как будто впервые озеро красоты русской периферии”.

Впервые стихотворения Андрея Вознесенского были опубликованы в “Литературной газете”. В 70-е гг. вышли сборники стихов: “Тень звука”, “Взгляд”, “Выпустите птицу”, “Соблазн”, “Избранная лирика”.

Вознесенский работает над произведениями большой поэтической формы, им написаны поэмы “Лон-жюмо”, “Оза”, “Лед—69”, “Андрей Палисадов” и др. Ему принадлежат также статьи по вопросам литературы и искусства.

Поэт много занимается живописью, многие картины находятся в музеях.

В 1978 г. в Нью-Йорке ему была присуждена премия Международного форума поэтов за выдающиеся достижения в поэзии. Стихи Вознесенского полны звуковой энергией. Звуки льются легко, непринужденно и — что всего важнее — осмысленно. Это не бездумная игра в словеса, а постоянный молодой прорыв к смыслу, к сути.

Источник

Особенности развития поэзии 50-80-х годов

Уже во второй половине 50-х годов в поэзии обозначились новые тенденции. Отвечая на запросы времени, поэты стремились отразить то состояние духовного обновления и подъёма, которое переживало общество. Именно в это время необычно возрос интерес к творчеству А. Твардовского, В. Лугового, Н. Заболоцкого, Н. Асеева, А. Прокофьева, Я. Смелякова, Н. Ушакова, К. Ваншенкина, С. Орлова, Е. Винокурова, Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Р. Рождественского, В. Цыбина, Р. Казаковой, Б. Ахмадулиной, Н. Матвеевой. «Многообразие тем и актуальных вопросов, почерпнутых из самой жизни, обращение к существенным сторонам духовного мира современного человека, поиск новых художественно-изобразительных средств стиха – всё это было характерно для поэтов, выступавших на рубеже 50 – 60-х годов», – пишет В.А. Зайцев.

Главная линия развития поэзии- обращение к современности. Поэтические строки 50-х исполнены пристального внимания к сегодняшнему дню с его острыми проблемами, противоречиями и конфликтами, с его буднями и героикой.

В 60-е годы поэты разных поколений размышляли о возрастающей грозной опасности для всего живого вокруг нас. В гротескном, парадоксальном, трагедийно-экспрессивном ключе раскрываются эти мотивы в стихах А. Вознесенского «Роща», «Бобровый плач», «Песнь вечерняя», – мысль о том, что, разрушая окружающую их природу, люди губят и убивают лучшее в себе самих, подвергая смертельной опасности будущее на Земле.

В стихах конца 60-х – начала 70-х годов естествен антивоенный, гуманистический пафос. Им признана поэма М. Луконина «Обугленная граница», вошедшая в книгу «Необходимость». Эти же мотивы взволнованно и страстно звучат в циклах К. Симонова – «Вьетнам, зима семидесятого», Р. Рождественского – «На самом дальнем Западе», Е. Евтушенко – «Дорога номер один».

В конце 60-х начале 70-х годов раздумья о задачах поэзии и миссии поэта звучат в стихах многих поэтов. В своих стихотворениях они раскрывают отношение человека к Родине, природе, Земле, народу, человечеству. Чувство полноты жизненных связей с миром, постигаемое в неустанном творческом труде, — главное в их самосознании.

В проникновенных поэтических раздумьях и переживаниях современника 60-х годов раскрываются сложные, драматические пути истории, звучит суровая память Великой отечественной войны. Важнейшим предметом философо-поэтического размышления и исследования для многих авторов стала тема природы. Ею проникнута поздняя лирика А. Ахматовой и С. Маршака, Б. Пастернака и многих других поэтов.

Литературные объединения и направления в поэзии 1950—1980-х годов.

В 1950-е годы творческим оживлением отмечено развитие русской поэзии. Творчество поэтов старшего поколения было посвящено осмыслению «нравственного опыта эпохи» (О.Берггольц). В своих стихах Н.Асеев, А.Ахматова, Б.Пастернак,

А.Твардовский, Н.Заболоцкий, В. Луговской, М.Светлов и другие в философском ключе размышляли над проблемами и недавнего прошлого, и современности. В эти годы активно развивались жанры гражданской, философской, медитативной и любовной лирики, различные лиро-эпические формы.

Фронтовая лирика

К «вечным» темам обратились в своем творчестве поэты фронтового поколения, стремившиеся выразить собственное видение войны и человека на войне. Одним из сквозных мотивом поэзии фронтовиков была тема памяти. Для С. Гудзенко, Б. Слуцкого, С.Наровчатова, А.Межирова, Ю.Друниной и других. Великая Отечественная война навсегда осталась главным мерилом чести и совести.

Все грущу о шинели,

Вижу дымные сны, —

Нет, меня не сумели

Возвратить из Войны.

И куда же мне деться?

Друг убит на войне.

А замолкшее сердце

Стало биться во мне.

(Ю.Друнина, «Все грущу о шинели. »)

Эстрадная лирика

В 1950-е годы в литературу вошло и поколение поэтов, чья юность пришлась на послевоенное время. Стихи популярных в годы «оттепели» Е. Евтушенко, Р. Рождественского, А. Вознесенского были ориентированы на ораторскую традицию. Их творчество носило зачастую публицистический характер, в целом же в своих произведениях молодые поэты, с одной стороны, выражали собственное отношение к злободневным вопросам времени, а с другой — говорили с современником о сокровенном.

И голосом ломавшимся моим

ломавшееся время закричало,

и время было мной,

и что за важность,

кто был кем сначала.

Какой я Северянин, дураки!

Слабы, конечно, были мои кости,

но на лице моем сквозь желваки

прорезывался грозно Маяковский.

И, золотая вся от удальства,

дыша пшеничной ширью полевою,

Есенина шальная голова

всходила над моею головою.

(Е.Евтушенко, «Эстрада», 1966)

Именно этих поэтов современники называли «эстрадниками». Годы «оттепели» были отмечены настоящим поэтическим бумом: стихи читали, записывали, заучивали наизусть. Поэты собирали спортивные, концертные, театральные залы в Москве,

Ленинграде и других городах страны. «Эстрадники» же впоследствии

были названы «шестидесятниками».

Тихая лирика

Противовесом «громкой» поэзии «шестидесятников» во второй половине 1960-х годов стала лирика, названная «тихой». Поэтов этого направления объединяла общность нравственных и эстетических ценностей. Если поэзия «шестидесятников» ориентировалась прежде всего на традиции Маяковского, то «тихая лирика» наследовали традиции философской и пейзажной поэзии Ф.Тютчева, А.Фета, С.Есенина.

К «тихой лирике» относится творчество поэтов Н.Тряпкина, А. Передреева, Н.Рубцова, В.Соколова, С. Куняева и др.

В потемневших лучах горизонта

Я смотрел на окрестности те,

Где узрела душа Ферапонта

Что-то Божье в земной красоте.

И однажды возникло из грезы,

Из молящейся этой души,

Как трава, как вода, как березы,

Диво дивное в русской глуши!

И небесно-земной Дионисий,

Из соседних явившись земель,

Это дивное диво возвысил

До черты, не бывалой досель.

Неподвижно стояли деревья,

И ромашки белели во мгле,

И казалась мне эта деревня

Чем-то самым святым на земле.

(Н.Рубцов, «Ферапонтово», 1970)

Близок к этим поэтам и Ю. Кузнецов, вошедший в литературу в 1960-е годы. По своему пафосу творчество «тихих лириков» близко реалистическому направлению деревенской прозы. Гражданский пафос поэтов — « шестидесятников » и тонкий лиризм «тихих лириков» сочетались в творчестве дагестанского поэта Р.Гамзатова.

Авторская песня

С 1950-х годов литературный процесс пополнился жанром авторской песни, который с течением времени стал необычайно популярным. Песенное творчество Б.Окуджавы, А.Галича, Н. Матвеевой, В. Высоцкого, Ю. Визбора и других стало одной из форм преодоления формально-содержательного догматизма, официоза

казенно-патриотической поэзии. Подлинный пик в развитии жанра авторской песни пришелся на 1960—1970-е годы. Внимание поэтов-песенников было сосредоточено на жизни обычного, «маленького», «частного» человека, а в этой жизни есть место и высокой трагедии, и счастью.

Ах, жертва я доверия,

Беды своей родитель!

Вот слышу из-за двери я:

Вошел: «Мое почтение».

Разделся не спеша.

«Где место укушения?»

Тут в кабинете бывшие

Мне душу теребят:

Я говорю: «Обычная,

И рост не с бугая.

Не думал, что змея».

(Ю. Визбор, «Укушенный», 1982)

Творчество Булата Окуджавы. (1924—1997)

Песни Булата Окуджавы появились в конце 50-х годов XX века. Если говорить о корнях его творчества, то они, несомненно, лежат в традициях городского романса, в песнях Александра Вертинского, в культуре русской интеллигенции. Но песенная лирика Булата Окуджавы — явление совершенно самобытное, созвучное душевному состоянию его современников.

Поэзия Окуджавы неразрывно связана с музыкой. Его стихи, кажется, так и родились с мелодией: она живет внутри стихотворения, принадлежит ему изначально. Официальная критика не признала Окуджаву, он не вписывался в рамки помпезной советской культуры.

Но, наверное, тот факт, что песни Окуджавы, его стихи знали практически в каждой семье, говорит об истинной цене его творчества. В чем же причина такой феноменальной популярности?

Окуджава создает в своих стихотворениях собственный самобытный художественный мир, утверждает определенную нравственную позицию, а не только искусно передает житейские ситуации, интересные и забавные людские черты. На протяжении всей своей творческой деятельности Окуджава не раз обращается к теме войны.

Все эти стихи Окуджавы не столько о войне, сколько против нее, в них боль и самого поэта, потерявшего многих друзей, близких.

Очень большую часть своего творчества Булат Окуджава посвятил своему любимому городу Москве. Интересно, что цикл стихов о Москве складывался как бы в противовес такому значительному поэтическому и музыкальному явлению времен «развитого социализма», как парадно-бравурное воспевание Москвы советской. Стихи о своем городе у него глубоко личные, негромкие, домашние. Они органично переплетаются с музыкой и великолепно передают дух уютных московских улочек и переулков. Окуджава чувствует себя неразрывно связанным с Москвой. Это город его детства, юности, и самые теплые, нежные слова он посвящает ему.

Читайте также:  Инвитро солнечногорск анализы и цены режим работы

Окуджава один из первых после долгих лет пуританского ханжества вновь воспел любовь, воспел женщину как святыню, пал перед ней на колени. Окуджава открывал людям глаза на самих себя, его песни, стихи наводили на размышления о вечных ценностях, о сути бытия.

Мир песен Булата Окуджавы необычайно разнообразен, он цветной и полусказочный. Поэт не утратил детский взгляд на окружающий мир, и в то же время это человек, умудренный опытом, прошедший войну. В его творчестве удивительно сочетается и переплетается и то, и другое.

Поэт в своих стихах нередко обращается и к нашей истории. В ней его прежде всего привлекают люди, а не исторические факты. Большая часть его стихов посвящена первой половине девятнадцатого века.

М ожно предполагать, что Окуджава чувствует связь между своим временем (оттепель 50—60-х годов) и радикальным временем правления Александра I. Его привлекают люди девятнадцатого столетия, их высокие нравственные поиски, болезненные искания общественной мысли. Кажется, что Окуджава пишет о себе, о своих друзьях, ставя их на место исторических героев.

Поэзия Окуджавы несет в себе огромный заряд доброты, она напоминает нам о милосердии, любви к ближнему, к Родине, к нашей истории, помогает нам верить в лучшее и светлое начало. В его стихах для нас будет всегда звучать «надежды маленький оркестрик…

Чтение и анализ стихотворения.

Когда мне невмочь пересилить беду,

когда подступает отчаянье,

я в синий троллейбус сажусь на ходу,

Полночный троллейбус, по улице мчи,

верши по бульварам круженье,

чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи

Полночный троллейбус, мне дверь отвори!

Я знаю, как в зябкую полночь

твои пассажиры — матросы твои —

Я с ними не раз уходил от беды,

я к ним прикасался плечами.

Как много, представьте себе, доброты

Полночный троллейбус плывет по Москве,

Москва, как река, затухает,

и боль, что скворчонком стучала в виске,

Как, на ваш взгляд, соотносятся стихотворное, поэтическое и музыкальное начала в этом произведении?

Можно ли назвать «Полночный троллейбус» лирической балладой? Выделите в тексте детали и приметы намечающегося балладного сюжета и ведущего лирического начала.

Беседу о творчестве Окуджавы хочу закончить словами Юрия Карабчиевского: «Полночный троллейбус» уже не мчится, к обычно, в парк, гонимый усталым и злым водителем, но — в мире Окуджавы — Плывет, как спасательное судно под флагом с красным крестом, «чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи крушенье, крушенье». Надо быть очень цельным и искренним человеком, чтобы суметь просуществовать в таком мире до конца, ни разу не сорвавшись. Потому что зло — оно ведь тут, под боком, и даже ближе, оно лижет со всех сторон непрочные стены доброй Москвы, заплескивается через край и растекается мутными волнами.

Всеобщая безоглядная доброта — вот пафос Булата Окуджавы».

Лианозовская группа

С 1960-х годов в отечественной поэзии возобновились эксперименты авангардистов. Эксперименты в области поэзии объединили различные поэтические группы, прежде всего такие, как Лианозовская группа — одно из первых неформальных творческих объединений второй половины XX века, у истоков которого стояли художники Е. Л. и Л. Е. Кропивницкие, поэты Г. Сапгир, И. Холин и др. У истоков Лианозовской группы стоял поэт и художник Е. Л. Кропивницкий, творческий путь которого начался в 1910-х годах. В группу вошли поэты В. Некрасов, Г. Сапгир, Я.Сатуновский, И.Холин и художники Н. Вечтомов, Л. Е. Кропивницкий (сын Е. Л. Кропивницкого), Л. Мастеркова, В. Немухин, О. Рабин. Поэтов и художников, входивших в Лианозовскую группу, объединяло стремление к наиболее полному самовыражению и к созданию новой поэтики.

Пишите короткие стихи.

В них меньше вздора

И прочесть их можно скоро.

(Е. Л. Кропивницкий, «Совет поэтам», 1965)

Литературное объединение «СМОГ

Концептуализм

Одним из первых течений, сложившихся в рамках неофициального искусства 1970-х годов, является концептуализм (от лат. conceptus — «мысль», «понятие») — художественное течение второй половины XX века, заявившее о себе как об оппозиции официальному искусству), с которым связаны творчество поэтов Вс. Некрасова, И.Холина, Д. Пригова, Л.Рубинштейна, прозаика В.Сорокина и художников И.Кабакова и Э.Булатова. В своих истоках концептуализм восходит к творчеству авангардистов начала XX века — футуристов и обэриутов. Поскольку концептуальное искусство — искусство идеи, художнику-концептуалисту важен не изображаемый им предмет, а то, что посредством этого предмета концептуалист хочет обозначить, т. е. демонстрируется не столько художественное произведение, сколько определенная художественная концепция. От читателя, зрителя, воспринимающего произведения концептуалистов, ожидается более активная позиция разгадывающего замысел творца.

Поэт-концептуалист Л.Рубинштейн в стремлении «преодолеть инерцию и тяготение плоского листа» создал собственный «жанр картотеки». Этот жанр, говоря словами поэта, позволил ему «перевести ситуацию самиздата, к тому времени отвердевшую и казавшуюся вечной, из социально-культурного измерения в чисто эстетическое». Техника Л.Рубинштейна заключается в том, что на библиотечную карточку записывается отдельная реплика или цитата, иногда карточка и вовсе остается пустой, либо на нее наносятся только знаки препинания. При чтении своих текстов Л. Рубинштейн выделяет интонацией не только слова, но и паузы — так возникает, говоря словами В. Кривулина, «немой гиперсюжет». На основе этого «гиперсюжета» создается образ разрушенного и вновь созданного из обломков мира, в котором поэту «честнее молчать», чем говорить. Таким образом Л. Рубинштейн выражает трагико-ироническое отношение к миру.

. Карточка 37. Можно, увидев себя со стороны, ужаснуться, а можно

Карточка 38. Можно избегать каких-либо встреч, взглядов, разговоров

и т. п., но не лучше ли идти навстречу судьбе <. >

Карточка 41. Можно оказаться неподалеку и зайти, чтобы выпить

чаю и поболтать.

(Л.Рубинштейн, «Каталог комедийных новшеств», 1976)

Вошедшие в литературу на излете 1970-х и в 1980-е годы поэты А. Еременко, Т. Кибиров, Е. Бунимович, В. Коркия, М. Сухотин отталкивались от поэзии концептуалистов. Излюбленным приемом этих поэтов является цитатностъ, доходящая до центона , с помощью которого иронически обыгрываются цитаты из классической литературы, штампы официальной идеологии и массовой культуры. Этим, в свою очередь, обусловлены и смешение различных лексико-стилистических пластов, проявление

высокого в низком и наоборот.

И я там был, мед-пиво пил,

изображая смерть, не муку.

в мою протянутую руку.

Играет ветер, бьется ставень,

а мачта гнется и скрипит.

А по ночам гуляет Сталин,

но вреден север для меня.

(А. Еременко,«Переделкино», 1980)

Особое место в литературном процессе второй половины XX века занимает поэзия И. Бродского, вынужденного эмигрировать из страны в 1972 году. Талант поэта ярко проявился в разнообразных прозаических, лирических и лиро-эпических жанрах.

Уникальность И. Бродского заключается в том, что его поэзия вобрала в себя традиции русской и зарубежной поэзии.

ВЫВОД.

Черты поэзии оттепели:

· Неофициальность, ощущение свободы;

· Ответственность за преобразования в стране;

· Необходимость моральной перестройки общества;

· Надежды на скорое освобождение от пороков, которые воспринимались как искажение прекрасной идеи.

Особенности развития поэзии 50-80-х годов

Уже во второй половине 50-х годов в поэзии обозначились новые тенденции. Отвечая на запросы времени, поэты стремились отразить то состояние духовного обновления и подъёма, которое переживало общество. Именно в это время необычно возрос интерес к творчеству А. Твардовского, В. Лугового, Н. Заболоцкого, Н. Асеева, А. Прокофьева, Я. Смелякова, Н. Ушакова, К. Ваншенкина, С. Орлова, Е. Винокурова, Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Р. Рождественского, В. Цыбина, Р. Казаковой, Б. Ахмадулиной, Н. Матвеевой. «Многообразие тем и актуальных вопросов, почерпнутых из самой жизни, обращение к существенным сторонам духовного мира современного человека, поиск новых художественно-изобразительных средств стиха – всё это было характерно для поэтов, выступавших на рубеже 50 – 60-х годов», – пишет В.А. Зайцев.

Главная линия развития поэзии- обращение к современности. Поэтические строки 50-х исполнены пристального внимания к сегодняшнему дню с его острыми проблемами, противоречиями и конфликтами, с его буднями и героикой.

В 60-е годы поэты разных поколений размышляли о возрастающей грозной опасности для всего живого вокруг нас. В гротескном, парадоксальном, трагедийно-экспрессивном ключе раскрываются эти мотивы в стихах А. Вознесенского «Роща», «Бобровый плач», «Песнь вечерняя», – мысль о том, что, разрушая окружающую их природу, люди губят и убивают лучшее в себе самих, подвергая смертельной опасности будущее на Земле.

В стихах конца 60-х – начала 70-х годов естествен антивоенный, гуманистический пафос. Им признана поэма М. Луконина «Обугленная граница», вошедшая в книгу «Необходимость». Эти же мотивы взволнованно и страстно звучат в циклах К. Симонова – «Вьетнам, зима семидесятого», Р. Рождественского – «На самом дальнем Западе», Е. Евтушенко – «Дорога номер один».

В конце 60-х начале 70-х годов раздумья о задачах поэзии и миссии поэта звучат в стихах многих поэтов. В своих стихотворениях они раскрывают отношение человека к Родине, природе, Земле, народу, человечеству. Чувство полноты жизненных связей с миром, постигаемое в неустанном творческом труде, — главное в их самосознании.

В проникновенных поэтических раздумьях и переживаниях современника 60-х годов раскрываются сложные, драматические пути истории, звучит суровая память Великой отечественной войны. Важнейшим предметом философо-поэтического размышления и исследования для многих авторов стала тема природы. Ею проникнута поздняя лирика А. Ахматовой и С. Маршака, Б. Пастернака и многих других поэтов.

Источник